Стоматологи и эстетисты: объединение ради красоты

Стоматологи и эстетисты: объединение ради красоты

К сожалению, стоматологи часто не знают в полной мере о возможностях косметологии. Соответственно, врачи эстетической медицины не всегда осознают возможности стоматологов. Вопрос объединения специалистов разных профилей — пластических хирургов, косметологов и стоматологов — стал основным на Первой международной конференции «Трехпрофильное планирование коррекции лица и шеи сложного пациента», состоявшейся в Киеве весной 2016 года.

Главным организатором события стал «Эстет-центр» доктора Бородько». Именно поэтому Александр Васильевич Бородько — пластический хирург, врач высшей категории, член Всеукраинской Ассоциации пластических, реконструктивных и эстетических хирургов — сегодня герой нашей рубрики Live talk.

От H-Clinic о сотрудничестве стоматологов и пластических хирургов с Александром Васильевичем разговаривала Елена Венгер — доктор-стоматолог IRIS DENT CLINIC, член Ассоциации врачей-пародонтологов Украины и Ассоциации ортодонтов Украины.

h.: Александр Васильевич, как возникла идея сотрудничества эстетистов и стоматологов? Безусловно, можно сказать, что именно вы начали эту идею и дальше продолжаете воплощать ее на конференциях и мастер-классах.

А. Б.: Когда-то я слышал, что такое объединение уже существует в Европе. Может, не совсем объединение, а сотрудничество. Поэтому мы решили внедрить это и у нас. Идея проведения конференции принадлежит моей жене Инне Станиславовне. Это событие стало первым толчком к взаимопониманию, которое необходимо специалистам этих профилей. Мы хотим донести, что совместная работа таких специалистов способна обеспечить пациентам лучший эстетический, более длительный и прогнозируемый результат лечения.

h.: Почему вы считаете этот вопрос актуальным именно сейчас?

А. Б.: Рынок эстетической медицины развивается совершенно безумными темпами. Мир изобилует предложениями по восстановлению красоты и здоровья лица. Очень часто люди путаются, не зная, с чего начать. Специалисты разных специальностей рекомендуют начинать именно с их профиля. Наша цель — скоординировать действия так, чтобы гармонично скорректировать лицо, восстановить объем, потерянные пропорции. Хочется выйти за пределы своего специализированного кабинета и почувствовать всю полноту помощи, предоставленной пациенту, который имеет эстетическую проблему. И только совместным трудом мы можем улучшить качество жизни пациентов.

Александр Васильевич Бородько — пластический хирург и Елена Венгер — доктор-стоматолог

h.: А почему, по вашему мнению, так важно объединять специалистов?

А. Б.: Речь идет о полноценном обслуживании пациента. Если подкожные структуры разбалансированы, результаты коррекции преждевременного старения и осложнений будут очень неустойчивыми. Все-таки работать надо не только с кожей, а учитывать много нюансов. Комплексный подход самый безопасный, самый правильный и долгосрочный. Он давно созрел. Безусловно, потеря зубов вследствие кариеса и его осложнений или заболевания тканей пародонта осложняет работу врача-косметолога. Здесь и пригодится комплексный подход: стоматолог решает эту проблему, компенсируя протезированием утраченные зубы, восстанавливая структуры и функции жевательного аппарата. Дело в том, что пациент не всегда понимает, что именно его не устраивает в собственной внешности. Например, большинство людей беспокоит только эстетика зоны улыбки, и они совершенно не обеспокоены состоянием жевательной группы зубов. Такие пациенты не понимают, что при отсутствии полной коррекции зубного ряда возможны изменения в эстетике всего лица.

h.: То есть вы не считаете пластическую хирургию самодостаточной?

А. Б.: Я четко понимаю, что когда я как пластический хирург или мои коллеги-эстетисты самостоятельно занимаются пациентом, это нельзя считать полноценной помощью. И помощь стоматолога тоже не может быть полноценной. Например, если врач только выровняет зубной ряд, уголки губ останутся опущенными. Щеки, морщины — все останется. Основным результатом нашего сотрудничества станет более полноценное обслуживание пациента, он должен почувствовать удовлетворенность от своей внешности и гармонию внутри. Бегая от одного специалиста к другому, пациент часто чувствует какую-то неполноценную работу над собой.

h.: Если мы заговорили о пластической хирургии, Александр Васильевич, что привело вас именно к ней? Вы — один из первых пластических хирургов в Украине.

А. Б.: Впервые я попал в операционную к Сергиенко Александру Афанасьевичу, детскому хирургу-ортопеду. Увидел, как он работает, и это произвело на меня сильное впечатление. Ассистируя ему, я понял: если я не буду оперировать, все остальное мне неинтересно. Сергиенко накладывал косметические швы подросткам с травмами так, чтобы не было видно рубца. Он начал учить меня делать косметические швы. В детской ортопедии очень много пластики, поэтому с нее все и началось. Впоследствии мне пригласили в Киев работать в частной клинике и быть главным врачом. Это была эстетическая медицина, которая в Украине тогда только начинала развиваться. Затем было знакомство и работа с Василием Дмитриевичем Пинчуком — микрохирургом кисти, с Ромой Лисовцом — хирургом-ортопедом. Вот так начиналась моя история. Имею стаж в пластической хирургии более 20 лет.

h.: Бывает, мы уже запланировали и согласовали план лечения, а пациентка, не говоря об этом, решает сделать себе коррекцию губ. После окончания работы результат имеет негармоничный вид. Что делать в такой ситуации?

А. Б.: Лучше это предотвратить, чем потом исправлять ситуацию. Конечно, косметолог может сделать разворот уголка рта инъекционным методом. Поэтому при сборе анамнеза — расширенный протокол вопросов. Нужно выяснить, что конкретно беспокоит пациента в собственной внешности. Банально объяснить, когда смогут подключиться другие специалисты, если стоматологическое лечение является первоочередным. Идеальный вариант, когда собственно стоматолог и врач-косметолог согласовывают между собой план лечения и будущие вмешательства.

Александр Васильевич Бородько — пластический хирург и Елена Венгер — доктор-стоматолог

h.: Чему нужно научиться стоматологам, чтобы сотрудничество с эстетистами было наиболее эффективным?

А. Б.: Я не был бы столь категоричен. Думаю, и нам надо многому научиться. Для меня в свое время также стало открытием, что восковое моделирование зубов помогает пластическому хирургу представить, как будет выглядеть зубной ряд после реставрации. Надо осознать, что деформации, изменения лица связаны и с косметологией, и со стоматологией. Обязательно следует проводить расширенный фотопротокол пациента, включая портретные фотографии с определенными требованиями. Например, ниже плечевого пояса, чтоб понимать, дифференцировать, где может справиться врач-ортодонт, пластический хирург, а когда нужна ортогнатическая хирургия. При совместном ведении пациента следует четко осознать очередность — кто из специалистов первый начинает работу. Эту последовательность мы устанавливаем индивидуально, в процессе первичной консультации. Врач как психолог должен с первой же консультации понять проблемы и почувствовать болевые точки пациента, с которыми придется работать в дальнейшем.

h.: На конференции речь шла о сложных пациентах. Что именно вы вкладываете в это понятие?

А. Б.: Называя пациента «сложным», я имею в виду то, что врачи — косметологи, пластические хирурги — до сих пор не рассматривали в своем кабинете на консультации динамические изменения профиля. Мы никогда не вспоминаем об особенностях расположения головы и шеи относительно плечевого пояса. С возрастом положение головы меняется. Если маленький ребенок держит голову прямо и немного назад и ходит, выпятив живот, то с возрастом человек все больше наклоняет голову вперед. Именно от этого возникают такие проблемы, как скошенный подбородок, изменения в прикусе и тому подобное. Все гораздо сложнее, чем мы думаем. Как и любой специалист, я вижу определенные признаки, по которым определяю, что пациент «мой», и сразу оцениваю варианты помощи, которую могу предоставить. Это — инъекционные методы; моделирования лица с помощью филлеров; пилинги, которые меняют структуру кожи, улучшая ее, использование нитей для подтяжки кожи, которые могут отдалить во времени хирургическую подтяжку, и, в конце концов, собственно хирургическое вмешательство.

h.: В основном речь идет о возрастных изменениях, потому что именно с возрастом происходят изменения прикуса?

А. Б.: Да, но одно дело, когда это происходит постепенно и физиологически, и совсем другое, когда изменения патологические, когда стирания является чрезмерным и высота прикуса снижается в короткий срок. Соответственно, усугубляются носогубные складки, появляются проблемы с опущенными уголками рта, наполненностью губ и поддержанием зубами мягких тканей. В случае полной или частичной адентии ускоряется резорбция костей скелета, что вызывает преждевременное старение. Из-за этого меняются внешний вид пациента и эстетическое восприятие человека. К сожалению, пациенты обычно не видят связи между целостностью зубного ряда и своим внешним видом.

h.: Когда к вам приходит пациент, является ключевым моментом, чтобы оставить его у себя?

А. Б.: Это решается сразу на первичной консультации. Я не оцениваю материальных возможностей пациента, оцениваю степень адекватности человека в целом, реальность желаемого.

h.: Какого результата от сотрудничества со стоматологами вы ожидаете?

А. Б.: Нужно создать алгоритм последовательных действий, сбора расширенного анамнеза. Пациент может прийти на консультацию к косметологу, пластическому хирургу, стоматологу, и каждый из них должен понимать, как он может помочь не только со стороны своей специальности, но и привлечь смежных специалистов.

h.: Что изменилось в вашей личной работе после конференции? На что стали обращать больше внимания?

А. Б.: Увидел возможности стоматологии. Сам имел стоматологические проблемы и начал замечать их у пациентов. Направляю их на 3D-диагностику. От этого зависит, что именно я могу человеку пообещать. Мне кажется, что врачу-косметологу важно понимать, что санация полости рта предусматривает целый комплекс лечебно-профилактических мероприятий: от лечения кариеса до ортодонтического лечения. Мы должны ориентироваться в услугах друг друга. Врач-косметолог, эстетист должен знать, во-первых, то, что стоматологи называют очагами хронической инфекции: верхушечные периодонтиты, околокорневые и фолликулярные кисты, заболевания тканей пародонта. И к чему эти проблемы могут привести, если их не лечить. Врачу-косметологу, чтобы уточнить состояние полости рта, нужно задать пациенту несколько вопросов. А именно: «Когда вы в последний раз посещали стоматолога? Как регулярно вы это делаете? Страдаете ли вы заболеваниями тканей пародонта? Не беспокоит ли отечность десен, кровоточивость?»

h.: Какие рекомендации вы можете дать стоматологам?

А. Б.: Вложение всех сил только в стоматологическое лечение практически не решит проблемы кардинально. Текстуру кожи могут улучшить шлифовки, вернуть объемы лица помогут эстетическая контурная пластика и пластическая хирургия. Пациенту можно сказать: «Вас привело ко мне то, что для вас сейчас вышло на первый план. Но есть вещи второго, третьего плана, которые „закрывал“ первый план». Стоматолог должен видеть эстетические проблемы: асимметрию, преждевременное старение, нос, дряблость кожи. Прежде чем проводить манипуляции, нужно поинтересоваться у пациента, не посещал он недавно врача-косметолога, пластического хирурга, не проводили ли какие-либо процедуры. Этих вопросов нет в стандартных анкетах стоматологов для сбора анамнеза, но думаю, что необходимо активно работать в этом направлении.

h.: Планируете ли привлекать к сотрудничеству врачей других профилей?

А. Б.: Речь идет о совместной работе нескольких специалистов. Это — пластический хирург, врач-косметолог, стоматолог, а также специалисты реабилитационной косметологии, то есть врачи, которые работают над восстановлением динамики соотношения деталей лица, шеи, плечевого пояса. Это сотрудничество абсолютно необходимо! Если коллеги сочтут нужным, пусть дополняют. Я открыт!